Федерация профсоюзов Ставропольского края

СМИ о нас

05.05.2011

«Зачем нам европейские «грабли»?», Л.Ковалевская, «Ставропольская правда»

При современном уровне развития инфраструктуры жизнеобеспечения не обойтись без современных коммуникаций, о которых кто-то должен заботиться. И до сих пор их «здоровьем» занималось государство. С принятием в 2006 году Водного кодекса РФ фактически открыта дорога к масштабной приватизации в водном секторе, в том числе иностранными компаниями. Какими социальными последствиями грозит такая перемена, задумались в Общероссийском профсоюзе работников жизнеобеспечения. Участники II пленума от имени полутора миллионов работников жилищно-коммунального комплекса и городского наземного электрического транспорта России приняли обращение к Президенту РФ Дмитрию Медведеву с просьбой остановить процесс приватизации. Чем грозит передача в частные руки объектов централизованных систем водоснабжения? За разъяснениями на эту тему «СП» обратилась к председателю профсоюза жизнеобеспечения Ставропольского края Николаю Мельничуку.

- Николай Владимирович, видимо, тема возникла в связи с обсуждением проекта федерального закона «О водоснабжении и водоотведении в Российской Федерации», устанавливающем право частной собственности на объекты сферы водоснабжения и канализации.

- Речь идет об утрате государственного контроля за управлением водоснабжением. По сути это «грабли», на которые уже наступали, в частности, многие европейские страны. Неслучайно принят запрет на приватизацию воды в Норвегии. Возвращен в муниципальную собственность водоканал Парижа, который 25 лет находился в частных руках. Почему там решили пересмотреть решения многолетней давности? Неслучайно ведь? Так не надо ли нам получше изучить их опыт проб и ошибок. Начнем с того, что попытка передать объекты водоснабжения в частные руки идет вразрез с резолюцией ООН, в которой отмечалось, что «приватизация приводит к росту неравенства и социальной изоляции и часто вызывает крупные подъемы тарифов на услуги водоснабжения и канализации, излишние утечки воды, нарушение водоснабжения и безответственное управление до такой степени, что в ряде случаев происходит возвращение к государственному управлению службой». Примеры я назвал выше. Есть и другие. В этом же документе, кстати, содержится призыв к Европейской комиссии «пересмотреть соответствующее законодательство, особенно в части, относящейся к государственным закупкам и концессиям, чтобы гарантировать государственную собственность и управление водными ресурсами и водными коммунальными службами».

- Если речь идет о росте тарифов, то такая приватизация грозит нашим бедным стать еще беднее?

- Именно так. И это не предположения или досужие разговоры, а результаты сделанного нашими учеными анализа мирового опыта в вопросах водо- потребления. Они пришли к весьма неутешительным  выводам, что в условиях опасного разрыва в доходах и расслоения российского общества, ко более 19 млн человек живут за чертой бедности, непродуманное навязывание частного водоснабжения ведет к тяжелым социальным последствиям. И дело не только в Европе. Последствия приватизации принадлежащих государству предприятий водоснабжения и водоотведения под давлением Всемирного банка в 1996-2005 годах в Аргентине, Филиппинах, Боливии, Индонезии, Южной Африке бы. катастрофическими и привели к массовым протестам. Нигде в мире не оправдала себя в водном секторе и моде; государственно-частного партнерства. Частные организации, сохраняя за собой высокие прибыли, получают дополнительные гарантии от государства, при этом максимально снимают себя ответственность и риски за самый трудоемкий компонент – создание, поддержание и развитие инфраструктуры. Предприниматели по природ своей не заинтересованы кардинально решать проблему, делать большие капиталовложения в малоприбыльную водохозяйственную структуру. Неслучайно сегодня 80% населения в странах Евросоюза и 86% в США обеспечивается государственными водными услугами. Преобладание государстве объясняется тем, что вода является незаменимым благом, особенно важным для жизни человека. Так почему мы решили игнорировать этот опыт? Это непонятно.

- Видимо, надо учитывать еще один важный фактор. В настоящее время ведутся переговоры о вступлении России во Всемирную торговую организацию. Одно из главных требований ВТО - либерализация международной торговли в сфере экологических товаров и услуг (ГАТС). Означает ли это, что под этим подразумевается в том числе и приватизация водного сектора?

- В том-то и дело, что означает. Судите сами. О многом говорит тот факт, что США, например, считают неприемлемым механизм ГАТС в рамках ВТО для регулирования водных отношений в собственной стране. Развивающиеся страны также отвергли кабальные условия, разработанные в рамках ВТО транснациональными компаниями, работающими в сфере водоснабжения Во Франции запрещена деятельность иностранных водохозяйственных компаний, в то время как французские Suez и Veolia внедряются в эту сферу деятельности по всему миру, в том числе в России. Не правда ли, такая позиция вызывает много вопросов? Ряд влиятельных политиков из Евросоюза открыто выступает за двойные стандарты в отношении России и ее водных ресурсов, настраивают в своих интересах российское законодательство, лоббируют принятие выгодных им политических решений. Некоторые даже безапелляционно заявляют, что воды России - это товар для всех. В то время как для стран ЕС их «вода, в отличие от других продуктов, не является коммерческим товаром, а представляет наследие Европы, с которым обязаны бережно обращаться, сохранять и защищать от любых посягательств». Именно так сказано в Рамочной водной директиве ЕС.

- И тем не менее положения Водного кодекса РФ уже «гармонизированы» с требованиями ВТО, несмотря на то, что большинство стран - членов ВТО их отвергли. Что делать? Какие предложения у профсоюза жизнеобеспечения?

- Наши предложения изложены в обращении к Президенту РФ Д. Медведеву. Позиция профсоюза такова - интересы России по примеру других стран требуют проведения национального исследования по всему комплексу вопросов развития российского водного сектора с целью защиты его интересов в глобализирующемся мире. Прежде чем принимать судьбоносные для народа решения, необходимо определить единый федеральный орган, ответственный за проблемы воды, и создать реестр и единую базу состояния водных ресурсов России, сделав это достоянием общественности.
Необходима также тщательная оценка мирового опыта приватизации в водном секторе, роли транснациональных корпораций, международных финансовых, природоохранных и торговых институтов, а также значимости водного сектора для социального развития и модернизации экономики страны, реальной демократизации нашей общественной системы. На основе этих исследований необходимо внести поправки в Водный кодекс РФ, восстановить суверенное право российского народа на воду как общественное благо, исключив приватизацию в сфере водообеспечения и возможности проникновения в нее транснациональных компаний.

- Николай Владимирович, чтобы решить проблему, наверное, недостаточно поправок только в Водный кодекс? Наверняка есть немало белых пятен и несостыковок и в других правовых документах?

- Да, к сожалению, это так. Например, в Федеральном законе «О приватизации государственного и муниципального имущества» отсутствует четкое определение объектов ЖКХ, которые должны находиться в муниципальной собственности для осуществления полномочий местной власти, и объектов, которые могут находиться в частной собственности без ущерба для осуществления этих полномочий. Ситуация усугубляется и за счет того, что одно из условий получения поддержки из Фонда содействия реформированию ЖКХ многие главы произвольно трактуют как обязанность передавать в частные руки организации электро-, тепло-, водоснабжения и водоотведения. Приватизация, в частности, коммунальных энергетических организаций привела не только к неоправданному росту тарифов на электроэнергию и коммунальные услуги для населения, но и к ухудшению технического состояния обеспечивающих сетей и инфраструктуры. Чтобы исключить неоправданный уход государства от управления коммунальными системами, в целый ряд федеральных законов необходимо внести изменения, которые исключили бы из состава подлежащего приватизации имущества объекты, непосредственно обеспечивающие электро-, тепло- и водоснабжение населения, водоотведение, снабжение топливом, освещение улиц.
94-й закон о размещении госзаказа необходимо дополнить новыми критериями отбора участников тендеров, которые подразумевают наличие у них необходимых производственных мощностей и других ресурсов, необходимых для выполнения предлагаемых работ. Ибо часто победителями становятся фирмы-«пустышки», не способные обеспечить даже безопасность работ. Технику и рабочую силу они ищут на стороне, исходя из одного принципа - подешевле.
Либерализация рынка электроэнергии предполагала формирование конкурентного ценообразования на электроэнергию. Однако непрозрачный для потребителей порядок ценообразования на оптовом рынке и отсутствие конкуренции привели к тому, что стоимость электроэнергии по рыночным ценам оказалась значительно выше, чем по регулируемым. В таких условиях энергоемкие предприятия ЖКХ и электротранспорта несут огромные убытки. Таких примеров немало и в нашем крае. Многие уже находятся на стадии банкротства, снижаются качество и надежность их работы. В связи с этим в нашем обращении к президенту мы просим усилить контроль за ценообразованием в этой сфере, а также принять нормативные документы по установлению тарифов для предприятий коммунального хозяйства и горэлектротранспорта, осуществляющих регулируемую деятельность. Чтобы не допустить ликвидации экологичного горэлектротранспорта, необходимо также ускорить рассмотрение принятого в первом чтении Федерального закона «Об основах организации транспортного обслуживания населения на маршрутах регулярных перевозок в РФ». А также включить в состав госпрограммы «Развитие транспортной системы России в 2010-2015 гг.» подпрограмму развития современного электрического транспорта (троллейбус, трамвай, метро), восстановить в Минтрансе РФ подразделение, курирующее вопросы его развития. Есть также в нашем обращении пункт о мерах по защите документ направлен также председателю Правительства РФ В. Путину.

Возврат к списку