Федерация профсоюзов Ставропольского края

СМИ о нас

05.10.2012

«Наш труд недооценивают», Л.Ковалевская, «Ставропольская правда»

Ключевым элементом достойного труда, если  речь идет о цивилизованных трудовых отношениях, является достойная заработная плата. Однако, согласно данным статистики, более 70% россиян ею недовольны и ходят на работу, чтобы выжить. Почему это так и какова ситуация в Ставропольском крае? Своим мнением с «СП» в преддверии Всемирного дня действий профсоюзов «За достойный труд!», который отмечается 7 октября, делится  заместитель председателя ФПСК  Татьяна Чечина.
- Татьяна Ильинична, наемный работник, как известно, не имеет собственных средств производства, а потому вынужден продавать свой труд за заработную плату. Так почему же он в России так дешев?
- Вопрос заработной платы - основополагающий, если говорить о стандартах достойного труда. Ведь она призвана решать главные для работника задачи – воспроизводить рабочую силу, включая содержание семьи и собственное развитие, а также мотивировать его заинтересованность в конечных результатах своего труда. Однако сегодняшние наши реалии таковы, что сложившаяся в стране цена труда не решает ни одной из этих задач. При интенсивности труда российских работников, в 3-4 раза превышающей этот показатель у европейских коллег, они получают зарплату с точностью до наоборот. Главная причина – недооценка, а если называть вещи своими именами, то сознательное занижение работодателями стоимости рабочей силы.
Справедливости ради надо отметить, что в последнее время власть взялась за проблему заработной платы, однако бодрые рапорты о ее повышении как-то не вяжутся с реальной действительностью в стране. Если оперировать цифрами, то доля заработной платы в валовом внутреннем, да и региональном продукте несоизмеримо мала. А о ее доле в себестоимости продукции и говорить неприлично. Если за границей этот показатель превышает 70%, то у нас едва дотягивает до 20%. И это в лучшем случае, что указывает на превалирование рабочих мест с высокой добавленной стоимостью, т.е. с низкой заработной платой.  Ведь на чем, прежде всего, экономят работодатели, пытаясь сократить издержки? Правильно, на зарплате работников. Но позвольте, если эти самые трудовые ресурсы не видят адекватной оценки своего труда, то с чего вдруг они должны быть заинтересованы в экономических результатах, будь то на микро- или макроуровне?
- А может быть и впрямь, причина дешевой рабочей силы в России в том, что производительность труда ниже, чем в Европе, как любят говорить наши работодатели?
- Такая точка зрения имеет место быть только в одном случае, когда речь идет об устаревшем оборудовании, низком уровне организации производства, т.е. всем том, что входит в исключительную компетенцию работодателя. Ведь, работник-то со своей стороны, как я уже говорила, трудится с достаточно высокой интенсивностью на старом оборудовании. Поэтому возникает законный вопрос: если не вложить ни копейки в новые технологии, модернизацию производства, не определить оптимальные нормы труда, можно ли рассчитывать на высокую производительность труда? Поэтому традиционные стенания наших уважаемых работодателей на тему низкой производительности труда и никчемности российских работников - это просто удобная отговорка, чтобы не повышать им зарплату и при этом получать сверхприбыли. 
Но при этом хотела бы особо подчеркнуть, что те, кто до сих пор рассчитывает на главное конкурентное преимущество российского бизнеса – дешевую рабочую силу, очень ошибаются. Эта история ушла безвозвратно, поскольку набирающая обороты борьба за трудовые ресурсы – это общемировой тренд. И с  вступлением России в ВТО эта ситуация будет только обостряться. Как показывают исследования российского бизнеса (РСПП и «Деловой России»), сегодня ключевой вопрос – квалифицированные кадры, без которых невозможно построить инновационную экономику. Поэтому само время диктует необходимость пересмотра отношения к трудовым ресурсам, требует инвестиций в человеческий капитал. И мировой опыт однозначно доказывает, что них нет устойчивого и эффективного бизнеса. 
Вот и считайте, многого ли мы добъемся, если платить людям минимальный размер оплаты труда, да еще и в «конверте», а у нас в стране, да и в крае это явление, увы, сплошь и рядом. При этом так называемые «социально ответственные» работодатели еще и умудряются шантажировать тем, что при повышении налогов они уйдут в «тень». Тогда возникает вопрос об их ответственности не только перед своими работниками, но и государством,  которое у нас по Конституции является социальным и правовым.
Именно поэтому профсоюзы последовательно добиваются справедливого распределения результатов труда, используя для этого все законные способы.
- Введение новых систем оплаты труда принесло революционные изменения в бюджетной сфере. Оправдали ли они надежды ее работников?
- Сразу скажу, новые системы оплаты труда (НСОТ) возникли не вдруг. Это один из этапов происходящего в стране масштабного реформирования бюджетной сферы, который повлек за собой изменение правового статуса ее учреждений. И я хочу подчеркнуть, хотим мы того или не хотим, но эта государственная идеология в сфере оплаты труда, закрепленная в Бюджетных посланиях Президента РФ последних лет, майских указах направлена в первую очередь на стимулирование качественного труда.
В свое время, несмотря на кризис, мы смогли договориться с краевым правительством о повышении фонда оплаты труда ставропольских бюджетников при переходе на НСОТ на 30%, а затем приложили немало усилий для корректировки имевших место перекосов и нарушений, в том числе настояли на выделении определенных средств из бюджета СК для исправления наиболее критичных ситуаций в ряде учреждений (дошкольного образования и социального обслуживания). 
Сегодня статистика дает оптимистичные цифры о повышении оплаты труда учителей, врачей, культработников. Но мы более умеренны в своей оценке, поскольку еще значительное их количество получает зарплату ниже прожиточного минимума. Поэтому, несмотря на непростую ситуацию с формированием главного финансового документа СК на 2013 год в свете жестких посылов федерального центра об ограничении расходов, мы  будем настаивать на индексации фонда оплаты труда всем бюджетникам, помимо категорий, определенных Указами Президента РФ. 
Считаем, что умеренное повышение доли расходов на непроизводственный сектор является необходимым условием осуществления структурных реформ в его учреждениях. Как известно, в настоящее время на федеральном уровне прорабатывается система оценок их эффективности (система эффективных контрактов). Кроме того, готовятся так называемые «дорожные карты», в которых будет определен четкий алгоритм действий, сроки, необходимое ресурсное обеспечение и т.п. В этой связи мы предложим Правительству Ставропольского края принять и профинансировать в полном объеме региональную программу поэтапного совершенствования оплаты труда работников бюджетной сферы в соответствии с майскими указами Президента РФ. 
Принимая во внимание все эти предстоящие новации, самая главная задача сегодня  – отладить, сделать понятной и прозрачной систему оплаты работников бюджетной сферы с учетом реальной ситуации и специфики в каждом конкретном учреждении. И здесь у профсоюзных организаций обширное поле совместной деятельности с администрациями учреждений. 
-  Татьяна Ильинична, вы часто говорите, что оплата труда – самое слабое звено в документах социального партнерства. Какова ситуация с оплатой труда в крае и как ее исправлять?
- ФПСК постоянно ставит перед социальными партнерами вопрос о недопустимо низкой оплате труда на Ставрополье. Нас не может устраивать, что, несмотря на рост экономики края, по уровню средней заработной платы, которая составляет 2/3 от и без того невысокой среднероссийской, мы в шестом десятке по стране. А четверть трудоспособного населения СК, которое ежедневно ходит на работу, имеет доходы ниже прожиточного минимума, т.е. порога физиологического выживания. И застаревшие проблемы в сфере оплаты труда явно не добавляют положительного имиджа нашему региону.
Механизмы их решения всем известны. Первое и главное – повышение минимальных стандартов по оплате труда, а именно минимальной заработной платы. Как вы знаете, мы не первый год ведем переговоры по этому вопросу с краевым правительством. И отступать не собираемся, поскольку, по нашим расчетам, цена вопроса абсолютно подъемна для краевого бюджета.  
Второй механизм – это легализация теневой зарплаты в крае, доля которой составляет, по разным оценкам, более 40%. А ведь НДФЛ – один из основных налогов, формирующих бюджет края, из которого, кстати говоря, выделяются значительные средства на поддержку малого и среднего бизнеса, субсидирование кредитных ставок для предприятий Ставрополья. Поэтому будем и впредь жестко пресекать эти далеко не единичные факты неизменной любви наших работодателей  к «серым» зарплатам, как  в рамках собственно профсоюзного контроля, так и через активное участие профсоюзов в соответствующих мероприятиях краевой исполнительной власти. 
И третий путь, который по силам всем нам, - это укрепление системы социального партнерства. Трудовой кодекс РФ, как известно, не регулирует вопросы оплаты труда, а передает эти полномочия на уровень конкретной организации. Поэтому коллективный договор, отраслевое, территориальное, и конечно, краевое трехсторонне соглашение между Правительством Ставропольского края, Федерацией профсоюзов СК и Конгрессом деловых кругов Ставрополья - это главные документы, способные реально влиять на уровень нашей зарплаты и социальных гарантий. Однако именно в этой сфере, как показывает профсоюзный мониторинг, больше всего проблем, пути решения которых мы обсуждали на недавнем заседании Исполкома Федерации. 
Но, по большому счету, если мы действительно строим социальное государство, главная задача сегодня – добиться стандартов достойного труда. Программу их реализации мы буквально вчера обсудили на окружной научно-практической конференции, которую провели ФНПР и Международная организация труда на базе ФПСК в Железноводске. И это, безусловно, оценка деятельность наших профсоюзов в рамках обсуждения данного вопроса.

Возврат к списку