Федерация профсоюзов Ставропольского края

СМИ о нас

19.06.2012

«Наша главная задача – защищать права трудящихся», И. Лежава, «Бизнес КМВ»

Современные российские профсоюзы создавались  в непростое время – в 90-е, практически с нуля, поскольку советская профсоюзная система была разрушена, да и не было в те времена российских профсоюзов, в отличие от других республик. Новые политические и экономические условия диктовали перемены и в этой сфере, привычная деятельность изменилась кардинально. Возникшая Федерация независимых профсоюзов России, которая сегодня является самым мощным  профсоюзным объединением страны, выбрала, с точки зрения бессменного руководителя ее филиала на Ставрополье Владимира Брыкалова, единственно верный путь - защищать права и интересы рабочего человека. И несмотря ни трудности и эксперименты,  которые сопровождали становление новой системы, она сохранила свое единство и массовость, заняла достойное место в общественно-политической жизни края. Сегодня ФПСК объединяет в своем составе 20 краевых отраслевых организаций общей численностью около 400 тыс. членов профсоюзов.  Свою главную задачу - защищать права трудящихся ставропольцев - она решает разными методами от социального партнерства до акций протеста. Однако в последнее время некоторые профсоюзные лидеры, отстаивающие права работников, жалуются на то, что подвергаются давлению как со стороны работодателей, так и со стороны своих вышестоящих коллег – профбоссов из ФНПР.  Мы задали этот вопрос Владимиру Ивановичу:
- Испытываете ли Вы подобное давление?    
- Отношения между работодателем и профсоюзом – от первичной организации, председателя профкома и заканчивая федеральным уровнем – обозначены федеральным и региональным законами, дополняемым трудовым кодексом. Все вместе они определяют взаимоотношения сторон. Однако сама природа этих отношений предполагает противостояние, столкновение мнений и интересов. Работодатель нанимает рабочих, а профсоюз – их защищает. Поэтому конфликт интересов присутствует. Скажу больше, профсоюзы находятся в оппозиции к власти. Другой вопрос – предмет конфликта и методы достижения цели. Профсоюзы должны иметь своих активистов на всех уровнях, они должны обладать информацией – тогда эта система защиты будет работать. Чем больше информации от низовых звеньев активистов, тем больше мы в теме. Бывает, что дело доходит до накала страстей, но и в этом случае, проблемы надо решать на основе российского законодательства, не иначе. А давление – оно будет всегда, это и манифестации, и протестные акции, и переговоры. Принципиальный вопрос тут в том, чтобы все позиции были на основании закона, а не вне его. При этом получается по-разному, бывает, удается договориться быстро, на благо делу, а бывают и затяжные конфликты. 
Что касается профсоюзных «боссов»… Я работаю в профсоюзах с 1988 года  и знаю, что давление  - совершенно неприемлемый метод. Надо убеждать в своей правоте не только подчиненных, но и начальников. Федерация независимых профсоюзов – гибкая организация, и я член генсовета, а в настоящее время еще и член исполкома, так какое тут может быть на меня давление? Есть также устав, принципы взаимоотношений. Когда мы   на заседании совета говорим о собственных проблемах, - стремимся выработать единство в оценках, в действиях, в выполнении решений или по взаимодействию с первичными организациями. Если хотите, это – давление, но это давление Устава, который надо выполнять во всех его проявлениях. В принципе же, профсоюзы не та организация, где давление срабатывает. У нас нет санкций, карательного механизма и проч. Да и какое давление, когда председатель Федерации независимых профсоюзов России М. Шмаков, который часто наведывается в наш край, во всеуслышание не раз утверждал, что ФПСК – одно из лучших территориальных объединений ФНПР. И мы стараемся этому мнению соответствовать. 
- В Москве создан независимый профсоюз «Учитель». Кто защищает в крае права ставропольских педагогов и есть ли в нашем крае независимые профсоюзы, взаимодействуете ли Вы с ними?
- В сфере образования и науки  существует традиционный профсоюз, достаточно мощный, организованный, он и защищает права учителей. У профсоюза «Учитель» есть филиал в Невинномысске, и мы относимся к ним нормально. Там есть еще одна организация, она действует как территориальная в составе Конфедерации труда России. Она участвует в трехсторонней комиссии, но по сути не является антагонистом ФНПР, не воюет в нашу сторону. О невинномысском «Учителе» знаю  немного, думаю, надо относиться к их существованию спокойно. Правда, должен заметить, что ее построение нам не импонирует – нет четких  принципов. Руководитель этой альтернативной профсоюзной организации в прошлом состоял в нашем профсоюзе, хорошо с ним знаком. Что бы ни говорили в прошлые времена о роли личности, она значительна. Вот часть людей посчитала, что необходимо создать новый профсоюз под его началом, под себя. Это – цинизм по отношению к коллегам, создавать под себя организацию. Но если это полезно… Мы договорились с коллегами – доказывать свою нужность делами, продуктивной работой. Невинномысск – город небольшой, рабочий, и люди в любой отрасли сами оценивают, кто на деле может реально и эффективно защитить их интересы. И процесс идет. 
- Как  известно, после 90-х профсоюзы испытали реорганизацию и перестали быть популярной действенной политической силой. Что происходит с профсоюзами на Ставрополье  сегодня?
- Сразу хочу сказать, что советское время в РФ не было отраслевых профсоюзов, были только союзные, поэтому в 90-е с чистого листа пришлось создавать российские – ФНПР. По своему предназначению и функциям, по организационному устройству – появилась совсем другая структура. Появился и закон о профсоюзах, которого прежде не было, где четко изложены задачи организации по защите наемных работников. И это ключевая фраза для отраслевых профсоюзов. Но вот парадокс – прошло столько лет после распада Союза, а у людей все бытует оставшееся с советских времен представление, что профсоюзы обязаны выделять бесплатные путевки, заниматься детским спортом и спортом высших достижений и т.д. Но дело в том, что профсоюзных путевок не было никогда, как и профсоюзного спорта. Все эти пресловутые «бесплатные» путевки – в санатории, туристические поездки (внутри страны и за границу) оплачивались из государственного бюджета соцстрахования, который находился в управлении профсоюзов.  Из него же финансировались  детско-юношеские спортшколы. А также больницы и лечебные учреждения. 
В 96-м, в преддверии  президентских выборов Ельцина, сложилась катастрофическая ситуация с выплатой пенсий. Премьер-министр Черномырдин взял из фонда соцстрахования, подчинявшегося тогда профсоюзам, колоссальный займ, чтобы выплатить пенсии и погасить недовольство граждан, с условием, что деньги будут возвращены после выборов.  А когда пришло время возвращать долг, решили не отдавать! И фонд соцстрахования (поскольку он был всегда государственным) ушел в управление правительства, да так там и остался. И на том все дела с бесплатными путевками и финансированием спорта прекратились. Кстати, система санаториев также поддерживалась этим фондом. 
Чего только наша страна за эти годы не пережила, но профсоюзы сохранились и продолжают работать, причем эффективно! В отличие от тех же европейских стран. К примеру, в Испании, Франции, Греции и др., там, где понимали пенсионный возраст – да, люди выходили на протестные митинги, шествия, устраивали различные акции, вплоть до битья витрин и сожжения машин, тем не менее, закон о повышении  пенсионного возраста был принят. В России таких жестких акций профсоюзы не проводят, зато закон о повышении пенсионного возраста, который периодически вбрасывается лоббистами, не проходит. Это заслуга в том числе и переговорщиков от профсоюзов, их твердой позиции, которая состоит в том, что в стране нет условий для введения подобного закона, поэтому он и не приемлем. Пока продолжительность жизни граждан так низка и уровень пенсий едва обеспечивает прожиточный минимум жизни пенсионера – подобный закон не пройдет. Кроме того, без согласования законопроектов в сфере труда  сторонами Российской трехсторонней комиссии (власть, профсоюзы, работодатели) органы власти не имеют права принимать социально значимые законы. Вот и смотрите – эффективно мы, профсоюзы, работаем или нет.
Краевое профсоюзное движение - неотъемлемая часть ФНПР, и мы работаем по законам и принципам этой организации, активно ведем диалог с властью и работодателями о повышении  прожиточного минимума, заработной платы и другим социально значимым вопроса  в рамках переговорного процесса. Он, конечно, внешне не так эффектен, как проведение протестных акций, зато эффективен. Однако переговорный процесс сложен, тут нужно уметь убеждать, обосновать свою позицию, правоту другими качествами, а не горлом. Это потом уже начинаются аппаратные игры с выполнением договоренностей, и это нам здорово мешает. С этим плохо. Но у меня по этому поводу уже состоялся разговор с губернатором В.Зеренковым, он заверил, что примет во внимание нашу позицию о необходимости повышение краевой минимальной заработной платы до прожиточного минимума и скорректирует позицию правительства. Так что конкурентов у нас в крае среди профсоюзных организаций нет, и мы исполняем и будем исполнять то, что обязаны делать.
- Изменилось ли отношение к профсоюзам в бизнес-среде, появляются ли на предприятиях – малых и крупных - профсоюзы и как они защищают трудовые права рабочих?
- Это выбор самих работников – иметь профсоюз на предприятии или нет. Многие понимают его необходимость, но процесс идет медленно. Я сторонник того, чтобы человек понимал, для чего он вступает в организацию и что от него требуется. А требуется активная позиция и поддержка профсоюзов. Особенно когда мы выставляем условия, чтобы решить ту или иную проблему. Главный смысл, лозунг и оружие профсоюзов – единство, солидарность, справедливость, так бы я сформулировал. Другое дело, как наши лидеры и активисты могут использовать эту силу. 
Что касается бизнес-среды, то скажу одно. Тот работодатель, который всерьез и надолго занимается своим предприятимем, тот никогда в конфликт с профсоюзами не вступит. У собственника должна быть организация, которая осуществляет с наемными работниками взаимоотношения, тут не должно быть стихийности. Но я знаю и таких работодателей, у которых при слове профсоюз возникает всплеск негатива. А ведь у них сроду на предприятии профсоюзов не было… К сожалению или нет, но сегодня уже невозможна ситуация, когда как в советское время, принимая на работу, одновременно писали заявление о вступлении в профсоюз. Вряд ли такое будет возможно в будущем, но если не профсоюзы, то кто будет защищать права наемных работников? Поэтому важно, чтобы на предприятии был профсоюзный активист, который объединял бы коллег.  
- Идет ли молодежь работать в профкомы?
- Вопрос привлечения молодежи  - принципиальный, и не только для профсоюзов. Скажу больше, самая большая проблема не коррупция, а проблема кадров. Если они понимают  свою деятельность только как через коррупционную схему – какие же это кадры… Поэтому мы стараемся привлекать студенчество, чтобы в этой вузовской среде выращивать профсоюзные кадры, чтобы студенты понимали цели  и задачи организации. Для этого проводятся семинары, стажировки, они выполняют отдельные поручения – на 1 мая и др. праздники, причем на добровольных началах. Но есть и профсоюзные стипендии, иные поощрения.
-  В Администрацию Президента РФ Медведева Д.А. осенью 2011 года поступило открытое письмо от Ассоциации российских профсоюзов оборонных отраслей промышленности и ФНПР с просьбой принять меры по обеспечению полного финансирования Гособоронзаказа. Поддержали ли это письмо ставропольские профсоюзы? Как Вы защищали права военнослужащих при расформировании летного училища?

- Оборонка – тема специфическая, надо знать ее досконально. Что касается специалистов из летного училища, то как профсоюзы могли  их поддержать? Если они не были членами организации? Можно было обратиться к Гаевскому, но он ничем помочь не мог, так как решали все в Москве.  Дело в том, что у военнослужащих нет профсоюзов, а мы работаем только там, где есть члены профсоюзов, если их нет – действует или Трудовой кодекс, или иные нормы закона. А вот в коллизию в Железноводском филиале Ставропольского педагогического института мы обязаны были вмешаться. И к нам коллектив работников образования обращался за поддержкой. Суть в том, что на бюджетные места принимается большое количество студентов из соседних республик. Но ведь бюджет-то краевой, почему же за счет нашего и без того скудного бюджета должны обучать не местных ребят, это ведь ненормально! Поэтому начали работать в следующем алгоритме. Во-первых, разбираться что происходит, почему такие сокращения, реструктуризация, как это соответствует трудовому законодательству. Во-вторых, если руководство института убеждено, что такие меры принимать необходимо, то профсоюзы должны выяснить, как в перспективе будут устроены люди, куда они денутся, потому что наша цель – не дать нарушить закон и найти взаимоприемлемый выход.
- Есть ли в Ставропольском крае профсоюз, который работает в среде трудовых мигрантов?
- Трудовые мигранты – не очень приятное явление в любой стране, мы здесь не исключение. Но мы контролируем их численность в крае, хотя признаюсь с моей точки зрения, безобразий тут много. Поэтому должно быть правовое нормативное законодательство, и в соответствие с ним эти люди имеют право учредить свой профсоюз, либо вступить в российский. Но сегодня я не знаю таких организаций из эмигрантов на территории края, возможно, в будущем они и появятся. Если бы таковые существовали, невозможно было бы завезти массу рабочих из Ср.Азии на строительство кадетского корпуса, когда все было обставлено секретно, что даже не знали что им платят и в каких условиях эти люди живут. А в это же время труд  местных рабочих был не использован,  и наши власти ничего здесь сделать не могли. Поэтому должна быть прозрачность, открытость в подобных делах в силовых ведомствах, и это должно быть не на словах, а принципом работы.



Возврат к списку